В России становится популярной услуга долотного сервисаПо мнению основных игроков нефтесервисного рынка, посткризисный период в отрасли закончился. После длительного простоя объем бурения показывает заметный рост. Как изменилась расстановка сил среди отраслевых компаний, что такое отложенный спрос, в чем особенность российских заказчиков буровых долот рассказал исполнительный вице-президент компании «НьюТек Сервисез»

Ряд отечественных нефтесервисных компаний не раз заявляли о том, что на следующий год будут сокращать объемы буровых работ. Какой Вы прогнозируете спрос на услуги нефтесервисных компаний в следующем году?

Самым катастрофичным для нефтесервисной отрасли оказался 2012 — 2018 год. Этот год стал иллюстрацией выживания, потому что нефтяные компании начали ужимать те затраты, без которых могли обойтись. Что касается самих нефтесервисных компаний, то выжил тот, кто активно двигался последние годы. Помните басню о том, как две лягушки попали в молоко, одна из которых сдалась и утонула, другая – сбила из него масло и выбралась. Хотя и те, кто смог устоять ощущают сегодня последствия кризиса. Однако сегодня ситуация, при которой нефтедобытчикам приходилось ужимать свои бюджеты, закончилась. Я не верю тому, что на следующий год ВИНКи будут сокращать объемы бурения, они их наращивают. Последние два года можно назвать периодом стабилизации, а в текущем году мы наблюдаем уверенный рост заказов от нефтяных компаний. Мы видим осторожное поступательное движение, плюс – отложенный спрос.

Что Вы имеете в виду?

Вспомните, ведь Советский Союз активно бурил: он добывал и разведывал. После его развала, разведанных и подтвержденных запасов нефти и газа оставалось много, что позволило практически все 90-е годы жить на этом заделе. Так продолжалось вплоть до 2000-х годов, когда разведка и бурение начали вставать на ноги. Однако финансовые сложности последних лет опять свели возрождающийся российский рынок разведочного бурения почти на нет. Разведка – это долгосрочное вложение, которое дает прибыль только через годы. Когда же наступают тяжелые времена, ты вкладываешь только там, где гарантирована быстрая отдача. Поэтому, естественно, что объем бурения был основательно ужат. Сейчас отложенный спрос и стабилизация позволяют нефтяникам более уверенно смотреть вперед.

До конца года Вы планируете достроить завод по производству буровых долот совместно с иностранным партнером. На чей рынок Вы хотите зайти?

Да, мы строим завод совместно с компанией Varel International. Тема производства долот для бурения всегда актуальна. Импортные долота так и остаются импортными, поскольку привозятся из-за границы. Мы же будем единственными, кто станет производить в России долота международного класса. Проблема локальных производителей в том, что они оторваны от современных технологий, в том случае, если они работают на замкнутый рынок. И хотя местных заказчиков они могут вполне устраивать, они всегда будут оказываться в позиции догоняющих. Как и произошло с некоторыми нашими уважаемыми конкурентами, хорошо в свое время зарекомендовавших себя в одних регионах, тогда, когда в других регионах имеющихся у них технологий и квалификаций уже недостаточно. Нефтесервис не может существовать в одном конкретном регионе. Если он окажется «заперт», он априори начнет проигрывать мировому уровню, хотя на самом деле такой уровень достаточно легко достигается. Это раньше казалось, что мировой уровень – недостижимая вершина. Нефтесервисная индустрия очень космополитична. Это можно нефть добывать на одном месте, если тебе повезет найти хорошее месторождение. Работай, выкачивай. Но инструменты, которыми ты будешь ее качать, должны быть опробованы на множестве других месторождений. Поэтому, возвращаясь к проекту NewTech и Varel, наше СП выгодно обеим сторонам. Мы получаем последние технологии, Varel открывает для себя новый рынок. Кроме того, мы совместно делаем серьезные отчисления в НИОКР, в создание нового оборудования.

Среди производителей существует уверенность, что шарошечные долота постепенно будут уступать долю рынка долотам с поликристаллическим алмазом (PDC). По Вашему мнению, в какую сторону в целом будет двигаться предпочтения нефтяных компаний-заказчиков и производителей долот?

Шарошечные долота действительно постепенно уступают рынок долотам PDC. Смотрите – мы когда-то ездили на телегах, потом пересели на паровые двигатели, потом на автомобили, потом на самолеты. Причем когда мы с поездов и трамваев пересели на автомобиль, поезда и трамваи никуда не делись, мы ими продолжаем пользоваться, но их значение не так велико, как раньше. Здесь такая же система. «Шарошки» придумали давно, и этот вид долот имеет право на существование и сегодня. В некоторых случаях их даже уместнее использовать, нежели PDC. Но когда появились алмазные долота и резко увеличились скорости проходки, они быстро завоевали популярность. Кроме того, стоимость производства искусственных алмазов стала падать. Затруднюсь назвать точную цифру, но думаю, что более двух третей всех буровых работ в мире делается с помощью долот PDC. Чем еще они хороши – тем, что они пригодны для ремонта. Их можно восстанавливать и опять ими пользоваться. Алмазные долота дороже, чем шарошечные, но они и значительно более долговечны. В бурении очень важна скорость проходки.

Почему она так важна?

Потому что буровой станок очень дорог. Это огромный организм, где работают множество людей и десятки компаний, которые поставляют насосы, фильтры, растворы, трубы, цемент, химию. И все это стоит больших денег. Соответственно чем быстрее скорость проходки, тем дешевле обойдется строительство скважины. Но, повторюсь, не всегда требуется использование исключительно PDC-долот. Нефтяник заранее просчитывает, какой участок он пройдет таким долотом, а какой другим. Алмазные долота завоевывают все большее признание и станут основным инструментом для бурения скважин, но не единственным.

Структуры Вашей компании имеют опыт работы в России и за рубежом. В чем заключается особенность отечественных заказчиков Вашей продукции?

Российский рынок нефтепромыслового оборудования и услуг очень большой и значительный в мировом масштабе. Сегодняшний клиент ожидает, что поставщики должны идти ему навстречу: говорить на одном с ним языке, производить продукт по его стандартам, располагать производственную и сервисную базу в доступной дистанции от его месторождений, гибко и быстро реагировать на его (клиента) запросы. Страна, производящая больше всего в мире нефти и газа, вправе ожидать адекватного к себе отношения, что, в общем-то, и происходит сегодня. Те из производителей, которые поняли правила игры – имеют конкурентные преимущества.

В качестве услуги отечественные производители долот все реже предлагают купить сами долота, но все чаще продают саму услугу по предоставлению долот. То есть, образно го-воря, продают метры проходки. С чем связано появление данной услуги?

Еще в начале 90-х годов один из моих иностранных партнеров сказал мне, что в России сложился рынок продукта, тогда как в Европе и США превалирует рынок услуг. Сейчас ситуация меняется. Давайте возьмем пример. Допустим, Вы – нефтяная компания и в следующем году Вам необходимо пробурить N-ное количество скважин. Основываясь на собственном опыте и знаниях, решаете закупить определенную номенклатуру долот, затратив на это солидные деньги. К началу бурения выясняется, что каких-то долот не хватило, каких-то Вы не купили, а какие-то и трогать не трогали, и они лежат без движения третий год. Подсчитывая свои затраты вы понимаете, что не очень-то они и эффективны. Какой вариант может быть оптимальным? Когда нефтесервисная компания сама предложит Вам инженера и номенклатуру подходящих для данной геологии долот. Как их доставить является уже проблемой сервисника, а не заказчика. Да, это стоит денег. Но если оглянуться и посмотреть на «большую картинку», окажется, что она себя оправдала. Долотный сервис как услуга, которая начала приживаться в России лет десять назад, находит все больше сторонников. Ты продаешь уже не долото, а скорость и качество проходки. Примеров, когда услуга лучше, чем продукт, много, не только в бурении.

Последние 15-20 лет на российский рынок активно входят иностранные нефтесервисные компании. Насколько активны их действия на сегодняшнем этапе? Как приходится реагировать российским нефтесервисным компаниям?

Если ты производишь качественный продукт, почему бы тебе не пытаться продать его на чужих рынках? И сейчас именно так и происходит. Что же делают западные игроки? Конечно, у них есть большие преимущества, например, доступ к длинным и дешевым деньгам. В этом смысле российскому нефтесервису приходится гораздо тяжелее, он чаще находится в режиме выживания. Тут не до стратегического планирования, в то время как иностранцы могут позволить себе сделать явно убыточный шаг, который окупится с лихвой позже. Одна из крупнейших нефтесервисных компаний Schlumberger в 90-е пришла на российский рынок и сказала, как бы ни было плохо – мы будем держаться здесь. И сегодня это крупнейшая компания в своем сегменте в России. Или Weatherford, который купил в разгар кризиса весь нефтесервис у «ТНК-ВР», сейчас уже пустил корни и чувствует себя очень уверенно. Есть и обратные примеры – российские производители погружных электронасосов «Новомет» и «Борец». Они уже давно встали на ноги и теперь открывают свои представительства не только в СНГ, но и по всему миру. Вот это и есть пример того, как компания, перегруппировав-шись, начинает движение за пределы своего привычного рынка.

В России становится популярной услуга долотного сервиса
Новости и статьи Соискателям

Работа и карьера